кто выдирал когти коту

Совсем не кошачьи приключения (джен)

Пролог

Всё началось с того, что близнецы Уизли, вволю поиздевавшись над представителями других факультетов, обратили свои шаловливые взоры на своих, а точнее — на свою. Может, они и правда не хотели, как потом объясняли декану, но то, что странная история, произошедшая в Хогвартсе, случилась по их вине — это бесспорно!

Живоглот, напившись свежего молока от пуза, дремал на спинке кресла в гостиной Гриффиндора и видел сны о белых мышах, которые припадали к его лапам и несли с кухни украденную колбасу, чтобы не оказаться у рыжего охотника вместо обеда. Увы, в этом сне попробовать колбаски не довелось — Живоглот проснулся оттого, что его крепко спеленали, чтобы поберечься от острых когтей полукниззла, и понесли подальше от нагретого места. Узнать эти рыжие шевелюры даже ему труда не составило. Кот завыл, распугивая по углам притаившуюся тишину.

Не обращая внимания на вопли, которые лучше всего говорили, что Живоглот зол и будет мстить, близнецы поскакали вон из гостиной куда-то вниз, стараясь топать поменьше, хотя спелёнатое животное было слышно издалека. Добравшись почти до Большого Зала, озорники притаились в нише. Один из них достал какой-то пузырёк тёмного стекла и с дурашливым шёпотом стал заливать в котячью глотку валерьянку. Как Живоглот не изгибался в своих путах, как он не отфыркивался, а большая часть одуряющего для котов снадобья попала туда, куда и хотели рыжие проказники — прямиком в горло.

Уничтожив сначала путы на расстоянии, чтобы не прочувствовать на себе неудовольствие обиженного кота, а после и пузырёк, братья принялись наблюдать за опоенным животным, тихонько похихикивая из-за угла.

Всё зло в мире от рыжих. Причём сугубо от рыжих людей! Разве я хоть кого-то тронул из них? Стянул рыбку? Или, может, нагадил куда? Нет! Ничего подобного я не делал! Понятное дело, что я п

Источник

МЕЕЯ ВЧЕРА КОШАРА ПО ЕБЛУ КОГТЯМИ ДАЛ, КАКАЯ ЖЕ МРАЗЬ. САМ НАХУЙ КО МНЕ ПРИШЕЛ, Я ЕГО НАЧАЛ ГЛАДИТЬ И ТУТ КАК ВЦЕПИТСЯ В ЩЕКИ ЕБООТЬ, ТУПЫЕ ЖИВОТНВЕ СЖЕЕЧЬ!!!

Я сюда на котиков пришел смотреть, для селедок есть фап треды... Вообще весь /b/ в сиськах пи пездах, хоть здесь можно отдохнуть от этого?

2) если бы они были чуть больше размером, чем теперешние кошки, то они бы грызли нахуй всех, в отличие от собак, которые играются и с котятами и с другими маленькими животными без этого инстинкта убийцы. Есть исключения конечно типо ручные тигры, но редко

Хватаешь его руками обеими за шею и начинаешь душить. И мохнатый пидор шипит, слюни пускает, глаза закатывает, царапается, а потом срет под себя.

Вспомни кол-во увечий и смертей которые наносят псы - миллионы их. И бродячие и домашние блоховозы делают это и с людьми и с неками.

Согласен с тобой, но. Держать в городской квартире нормальную собаку - уебанство. А недособаки типа всяких тойтерьеров - тоже уебанство. Кошки для квартир подходят гораздо лучше. Вот если свой дом со двором - тогда да, собака самое оно но и кот не помешает в этом случае

Да. Определенно меня аж трясет. Ты подорвал мне пердак. Такой моралофаг как я, не мог не подорваться от того, что ты написал. Ох, как же печет. Уууу. Бомбит пиздец, не могу сдержаться и не написать.

Я тебе даже больше скажу, мелкошавки наносят людям больше увечий, чем крупнопсы. Потому, что тупые люди тянут мелкошавок к своим уродским рожам, а те с перепугу вцепляются им в лица, рвут щёки, носы, брови.

кошки играют с животными меньше их размера только чтобы их позже прикончить, собачки же весело бегают и редко трогают кого либо.

Ты отдаешь себе отчет, что ИРЛ есть то, что есть -коты мелкие и не вредят людям, ебучие шавки срут везде, рвут личинок или отрывают яйца взрослым? Или так и будешь исходить из того, что "а вот ес

Источник

Текст книги " КОТнеппинг. Помеченная территория "

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Роман Матроскин

Если автор – кот, то просто убьем это предисловие. Я его писал, думая, что я буду в соавторстве с котом. Тогда жду от вас решения.

Друзья, я никогда в жизни не писал предисловий. Более того, я прекрасно знаю, что никто их никогда не читает и в общем-то правильно делает. Обычно авторы пишут там полную ерунду, и, самое главное, непонятно зачем. Объяснять, о чем будет говориться в повести? Но это же глупо! Есть сама книжка, читатель в состоянии ознакомиться с ней и сделать выводы, если он в таковых нуждается.

Так вот, продолжу. Вы, наверное, меня знаете по некоторым относительно удачным прошлым работам, в основном романтическим повестям для девочек. Я был в издательстве на хорошем счету и не сомневался в том, что скоро мне дадут мою собственную серию. Но! Но, но, но.

Как раз в тот самый момент, когда все, казалось бы, складывалось более чем удачно, мир вместе с моей женой как-то хитро развернулся. В итоге я оказался на улице со своим чемоданом и котом Ричи.

Старина Ричи, он же Ричард, он же Мистер Пух, он же Пушкин, терпеливо сидел в своей переноске и спрашивал меня красноречивым взглядом: «Ну что, старик, доигрался? Куда теперь двинем?»

Идти мне было особо некуда. Я поразмыслил над ситуацией и отправился на территорию всем известного столичного креативного завода, где раньше работал творческим директором. Там мне, солидному дядьке, который приезжал в офис на огромном внедорожнике, предложили должность сторожа. Пусть без оплаты, зато с предоставлением жилья и бесплатного вай-фая.

Источник

Но что страннее, что непонятнее всего, это то, как авторы могут брать подобные сюжеты, признаюсь, это уж совсем непостижимо, это точно… нет, нет, совсем не понимаю.

Я приближался к месту моего назначения. Вокруг меня, прижимаясь к самой дороге, зеленел лес, изредка уступая место полянам, поросшим жёлтой осокою. Солнце садилось уже который час, всё никак не могло сесть и висело низко над горизонтом. Машина катилась по узкой дороге, засыпанной хрустящим гравием. Крупные камни я пускал под колесо, и каждый раз в багажнике лязгали и громыхали пустые канистры.

Справа из леса вышли двое, ступили на обочину и остановились, глядя в мою сторону. Один из них поднял руку. Я сбросил газ, их рассматривая. Это были, как мне показалось, охотники, молодые люди, может быть, немного старше меня. Их лица понравились мне, и я остановился. Тот, что поднимал руку, просунул в машину смуглое горбоносое лицо и спросил, улыбаясь:

Я перегнулся через спинку и помог ему расчистить место, занятое спальным мешком и свёрнутой палаткой. Он деликатно уселся, поставив ружьё между колен.

Всё шло, как обычно. Машина тронулась. Горбоносый повернулся назад и оживлённо заговорил о том, что много приятнее ехать в легковой машине, чем идти пешком. Бородатый невнятно соглашался и всё хлопал и хлопал дверцей. «Плащ подберите, – посоветовал я, глядя на него в зеркало заднего вида. – У вас плащ защемляется». Минут через пять всё наконец устроилось. Я спросил: «До Соловца километров десять?» – «Да, – ответил горбоносый. – Или немножко больше. Дорога, правда, неважная – для грузовиков». – «Дорога вполне приличная, – возразил я. – Мне обещали, что я вообще не проеду». – «По этой дороге даже осенью можно проехать». – «Здесь – пожалуй, но вот от Коробца – грунтовая». – «В этом году лето сухое, всё подсохло». – «Под Затонью, говорят, дожди», – заметил бородатый на заднем сиденье. «Кто это

Источник

История про то, что два раза не вставать

В воздухе стоял горький запах – запах застарелого, долгого пожара, много раз залитого водой, но всё ещё тлеющего. «Виллис» пылил берегом реки, мимо обгорелых машин, которые оттащили на обочину. Из машин скалились обгоревшие и раздувшиеся беглецы из числа тех жителей, что решили в последний момент покинуть город.

Фетина вёз шофёр-украинец, которого, будто иллюстрацию, вырвали из книги Гоголя, отсутствовал разве что оселедец. Водитель несколько раз пытался заговорить, но Фетин молчал, перебирая в уме дела. Война догорала, и все ещё военные соображения становились послевоенными. А послевоенные превращались в предвоенные – и главным в них для Фетина была военная наука и наука для войны.

Он отметился в комендатуре, и ему представились выделенные в помощь офицеры. Самый молодой, но старший этой группы (две нашивки за ранения, одна красная, другая – золотая), начал докладывать на ходу. Фетин плыл по коридору, как большая рыба в окружении мальков. Лейтенант-татарин семенил за ними молча. Втроём они вышли в город, миновав автоматчиков в воротах – но города не было.

Город стал щебнем, выпачканным в саже и деревянной щепой. То, что от него осталось, плыло в море обломков и медленно погружалось в это море – как волшебный город из старинных сказок.

кошка расцарапала себя всю
Сон о черной кошке символизирует неизвестного вам недруга, внешнее зло, появившееся из-за дисбаланса душевной жизни, демоническую личность.

Что делала черная кошка во сне?

К чему снится нападение черной кошки?

Пройдя по новым направлениям сквозь пропавшие улицы, они двинулись на остров к собору, разглядывая то, что было когда-то знаменитой Альбертиной. Университет был смолот в пыль. Задача Эйлера была сокращена до абсурда – когда-то великий математик доказал, что невозможно обойти все мосты и вернуться на остров, ни разу не пройдя какой-то дважды. Теперь количество мостов резко сократилось – и доказательство стало очевидным. Осторожно перешагивая через балки и кирпич исчезнувшего университета, они подошли к могиле Канта. Какой-то остряк написал на стене собора

Источник

Аркадий и Борис Стругацкие - известные классики русской фантастики, признанные авторитеты. Многие произведения братьев Стругацких не укладываются в рамки определенных жанров, выходя за границы общепринятых формулировок.

 ПОНЕДЕЛЬНИК НАЧИНАЕТСЯ В СУББОТУ - фантастическая повесть, оригинальное воплощение утопической мечты творческого человека полностью сосредоточиться на творчестве и познании тайн вселенной.

Но что страннее, что непонятнее всего, это то, как авторы могут брать подобные сюжеты, признаюсь, это уж совсем непостижимо, это точно… нет, нет, совсем не понимаю.

Я приближался к месту моего назначения. Вокруг меня, прижимаясь к самой дороге, зеленел лес, изредка уступая место полянам, поросшим желтой осокою. Солнце садилось уже который час, все никак не могло сесть и висело низко над горизонтом. Машина катилась по узкой дороге, засыпанной хрустящим гравием. Крупные камни я пускал под колесо, и каждый раз в багажнике лязгали и громыхали пустые канистры.

Справа из леса вышли двое, ступили на обочину и остановились, глядя в мою сторону. Один из них поднял руку. Я сбросил газ, их рассматривая. Это были, как мне показалось, охотники, молодые люди, может быть, немного старше меня. Их лица понравились мне, и я остановился. Тот, что поднимал руку, просунул в машину смуглое горбоносое лицо и спросил, улыбаясь:

Я перегнулся через спинку и помог ему расчистить место, занятое спальным мешком и свернутой палаткой. Он деликатно уселся, поставив ружье между колен.

когда котенок хочет в туалет
Рекомендаций по теме «котенок и туалет» множество. В каждой книге о кошках обязательно целый раздел посвящен тому, как в несколько этапов приучить котенка ходить в лоток.  Когда у меня появился первый котенок, книг

Все шло, как обычно. Машина тронулась. Горбоносый повернулся назад и оживленно заговорил о том, что много приятнее ехать в легковой машине, чем идти пешком. Бородатый невнятно соглашался и все хлопал и хлопал дверцей. «Плащ подберите, — посоветовал я, глядя на него в зеркало заднего вида. — У вас плащ защемляется». Минут через пять все наконец устроилось. Я спросил: «До Сол

Источник

Книга: Драконий коготь

— Будь благословен Махрус Избавитель, — вполголоса бросил Дебрен, неуверенно оглядывая скромное жилище. Если б не протянутые от стены к стене веревки, увешенные сохнущими травами, чучело совы на карнизе печи, ну и черный кот, лениво поглядывающий с другого конца карниза, то Дебрен наверняка бы тут же вышел на улицу, чтобы еще раз прочитать вывеску.

Ну и если бы не пол. Дом был старый, отсыревший, убогий. Кто бы мог подумать, что на первом этаже, сразу же за высоким порогом, вытесанным с учетом разливов Пренда, окажется пол из сосновых досок. К тому же чистых. Городские окраины утопали в грязи: мода на канавы сюда еще не дошла, от возниц никто не требовал, чтобы они следили за тем, что делает лошадь. Да и ночные горшки опоражнивались по старинке — прямо в окно. Поэтому Дебрен в первую очередь поглядывал наверх, не особо заботясь, куда ступает, и даже подумать не мог, что окажется на дощатом полу.

Женщина лет тридцати, беззвучно появившаяся из-за полотняной завесы у дальней стены, первым делом посмотрела на его ноги. На ней было серое платье. И правый глаз, обрамленный рощицей ресниц, тоже был серый. Второго глаза не было, его прикрывала белая повязка, так тщательно выкроенная и упрятанная под светлые волосы, что ее никоим образом нельзя было счесть временной.

— Я прочел вывеску. — Дебрен указал большим пальцем себе за спину, хотя в дом ворожеи заходили со двора, а улица — и стало быть, вывеска — находилась за спиной у светловолосой. Там написано: «Прямо и направо», то есть за воротами. Так?

На нем был зеленый кафтан и такого же цвета рейтузы, модные на Востоке, но мало популярные здесь. Одежда не слишком дорогая, да и сильно поношенная, но явно выделявшая его в толпе. Глядя на красные руки женщины, Дебрен не мог угадать, собирается ли одноглазая хозяйка незаметно вытереть их об юбку или же намере

Источник